Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

АФИША

 

 

 

 

 

В России 2021 год будет Годом науки и технологий

 

Президент России Владимир Путин подписал указ о том, что 2021 год в стране будет Годом науки и технологий. Документ опубликован на официальном портале правовой информации. Цель указа – дальнейшее развитие науки и технологий в Российской Федерации.

 

 

 

 

 

 

Календари на любой год - Календарь.Юрец.Ру
120x60

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Освобождение «Фабрики смерти»

Опубликовано 29.01.2020

Галерея изображений

27 января 1945 года. Счастливый и страшный день для маленького польского городка Освенцим. Люди, заточённые за колючей проволокой в концентрационном лагере, готовились к смерти, а обрели надежду на жизнь. 

27 января 1945 года советские солдаты смогли взломать ворота лагеря. Перед глазами освободителей — войск 1-го Украинского фронта, занявших лагерь, — предстала страшная картина брошенной впопыхах «фабрики смерти». Заключённые в огромных, не по размеру, тюремных робах, женщины — в халатах, бежали в разные стороны: кто-то навстречу солдатам, кто-то, напротив, в испуге от них. Немцы оставили в Освенциме около 7,5 тысяч человек — самых слабых, не способных преодолеть длинную дорогу. Их планировалось уничтожить в ближайшие дни...

     В селе Большая Джалга  жила замечательная жительница – человек, сложной и неповторимой судьбы – Анна Федоровна Гребенюк. Эта женщина не принимала участия в боевых сражениях наших войск с фашистами, она не трудилась в тылу ради победы. Но жители села считают её ветераном войны. В годы войны ей пришлось побывать в месте, которое имело чудовищную «славу» огромной, отлично оборудованной фабрики смерти - Освенцим. Пройдя все муки ада, страдания от людской молвы и навета по поводу пребывания в концлагере, она перенесла все испытания и осталась человеком.

Родилась в 1926 году Анна Федоровна в Полтавской области, в селе Артилярщина, в большой крестьянской семье Федора Калиновича Визир. До войны жизнь в селе была хорошей и веселой. Новость о начале войны Анна и её подруги не восприняли еще в полном смысле слова. Они просто не представляли себе этого. Но пришли немцы и установили свои порядки. В довольно короткий срок «новая власть» разорила богатое коллективное хозяйство до основания. На видном месте были вывешены плакаты: «За укрытие русского пленного и оказание ему помощи – расстрел!», «За убийство одного немецкого солдата – расстрел тысячи ста русских!».
Женщин немцы отправляли в Германию. Их делили на группы по возрастам, и Анна Федоровна попала во вторую группу. Но вместе с подругой они сбежали из товарного поезда. По пути её подруга сломала ногу и не смогла перейти реку, её унесло течением, и Анна осталась одна. Сначала она пряталась у своих родственников, потом на чердаке родной хаты, в ямах, вырытых в огородах. Полтора года она пряталась, но однажды её выдал оккупантам староста села. И тогда Анну Федоровну отправили в Германию. В вагоне, в котором она ехала, находилось свыше 50-ти женщин. Вместо нар была вонючая солома, духота неимоверная. Мысленно женщины прощались с Родиной, семьёй, друзьями. Ни плакать, ни стонать нельзя: получишь таких «успокоительных ударов», после которых на день потеряешь память.
Женщин перемещали из лагеря в лагерь, гоняли на работы. Чтобы в конце дня можно было пересчитать узниц, каждой присвоили номер. С тех пор к скотскому содержанию добавилось и скотское обращение. А чтобы никто не забыл свой номер, его навечно выкололи на руке каждого пленного. Лагерный номер Анны Визир – 67104 – черная память о войне.
     В неполные 17 лет Анна попала к одному немецкому бауэру (помещику). Там ей приходилось выполнять самую разную работу: полола огород, собирала ягоды, без права съесть хоть одну, рубила лес, таскала бревна, нагружала навоз на подводы и разбрасывала его по полям. Здесь же работал русский военнопленный, которого звали Иваном. Однажды Анна украла хлеб для Ивана – он собирался бежать. Летом, в конюшне сильным ударом вил он убил конвоира-эсэсовца. Он скрылся прежде, чем подоспели немцы. Анна сбежать не успела, её схватили и стали допрашивать. Но на все вопросы она отвечала, что немец случайно попал под телегу. Она не говорила правды, потому что дядя Ваня сказал: «Если так случится, что тебя будут допрашивать – говори неправду, тогда останешься жить». Её допрашивали очень долго, применяли нечеловеческие пытки, выбивали зубы.
    Избитую и изможденную Анну Федоровну отправили в Освенцим – лагерь смерти, выйти из которого возможно было только через трубу крематория.
   Освенцим был построен гитлеровцами в 1940 году в лесной и болотистой местности, в двух-трех километрах от польского города Освенцим. Окрестные леса надежно укрывали эту цитадель нацистских преступлений, болотистая местность служила естественной границей между внешним миром и фабрикой смерти. Для большей секретности гитлеровцы выселили все польское население вокруг лагеря в радиусе 15-20 километров, лишив, таким образом, крова и пищи тысяч людей. В городе оставили только тех, кто мог принести хорошую пользу нацистам – чаще всего это были люди строительных профессий, они принимали участие в строительстве бараков для заключенных и других объектов лагеря. Вокруг лагеря были вырыты глубокие рвы и оцепили их густой сетью проволоки, которая была под напряжением.
      На огромной территории лагеря немцы силами заключенных построили десятки заводов, фабрик, шахт, каменоломен, карьеров, на которых применялся принудительных труд узников. Их заставляли работать на износ, до полного изнеможения, по 12-14 часов день. Неспособные работать узники отправлялись в газовые камеры и потом в печь. Так, рабским трудом сотен тысяч людей гитлеровцы пополняли свою промышленную базу для ведения войны.
       «На одном из бараков,- вспоминает Анна Федоровна,- кто-то нарисовал нашу пятиконечную звезду. Палачи, увидев это, быстро оцепили барак и отправили тысячу человек в крематорий».
 Выезжая на работы, военнопленные находили советские листовки. Их очень трудно было пронести в лагерь, но смелые люди их все-таки проносили и читали сообща. Однажды вечером, прослушав содержание очередной листовки, все закричали: «Ура!». Немедленно прибежали немцы. Листовку не нашли, но девушек выстроили во дворе и, поставив на колени, заставили держать камни над головой в течение 3-х часов. Этого никто не смог выдержать. Тогда озверевшие немцы придумали новое истязание: девушек раздели и заставили ползать по дороге, все были исцарапаны, дорога покрылась кровью. 
   24 января 1945 советская армия была уже на подходе. Тогда немцы начали уничтожать лагерь. Они разрушали крематории, поджигали склады с отобранными у узников вещами, минировали подходы к Освенциму.
   Гестаповцы гнали ослабевших узников по полям, лесам. Изможденные от голода заключенные шли по снегу босиком, стирая замершие ноги в кровь обасфальт и землю.  Многие шли босиком, потому что в деревянных колодках, которые разрешались в лагере, идти было невозможно. Но Анне Федоровне, и другим женщинам из её блока повезло больше. Капо, закрепленная за ними, в таком страшном месте и обстановке, проявила милосердие и разрешила женщинам взять для себя обувь из барака, в котором было хранилище обуви заключенных. Эту эвакуацию сами заключённые прозвали «маршем смерти». Истощенные люди падали, не в силах идти дальше, их пристреливали и бросали на дороге. Колонна оставляла за собой сотни трупов. Всего немцам удалось вывести около 60 тысяч заключённых, 15 тыс. из которых навсегда остались лежать на дороге. Однажды, когда узников гнали через деревню, местные жители, увидев обессиленных, еле переставлявших ноги людей, стали бросать им куски хлеба, картошку. Кто-то успевал незаметно поднять еду, а кому-то не удалось: конвой открыл стрельбу по окнам домов, из которых выглядывали люди. Узникам приказали идти быстрее.
   Пленных пригнали в городок Водзислав, расположенный на западе Польши. По прибытию в пересыльный пункт, узников поместили в вагоны, в которых перевозили уголь. Несколько суток узники томились в этих «черных коробках». Потом в этих же вагонах их повезли в Германию, в лагеря, такие как Гросс-Розен, Бухенвальд, Дахау и Маутхаузен.  В один из этих лагерей попала и Анна Федоровна. Через некоторое время их освободила американская армия. В этом же лагере узники проходили постепенную реабилитацию: американские солдаты сами кормили ослабевших узников. Когда бывшие заключенные заметно поправлялись, их отправляли на родную землю.
      Жизнь в  разоренном родном селе была голодной. Так, в поисках лучшей жизни, по приглашению своих земляков, живших на Ставрополье, Анна Федоровна попала в село Большая Джалга Ипатовского района. Позже, выйдя замуж, она сменила фамилию Визир на Гребенюк.
     В феврале 1967 года Советский Комитет ветеранов войны организовал в Сумах(Украина) встречу бывших узников, посвященную 22-летию освобождения Освенцима, на которой присутствовала и Анна Федоровна Гребенюк(Визир) . Многое вспомнили друзья в тот вечер. Говорили о героях, имена которых широко известны, вспоминали и скромных, порой незаметных борцов, в числе которых была и Анна Федоровна.
   Последние годы своей жизни Анна Федоровна прожила в селе Большая Джалга. Её приглашали на занятия в школу и детский дом – там она делилась воспоминаниями. В 2000-м году воспитанники туристско-поискового клуба «Истоки» ходили в гости в Анне Федоровне и сняли большой фильм, в котором она рассказывала о своей непростой жизни, которая была наполнена чудовищными воспоминаниями о войне. В 2009 году 12 мая  Анна Федоровна умерла. Но все эти годы она хранила память об Освенциме, до конца жизни. Она видела во снах лица замученных узников, ряды колючей проволоки, дымящиеся трубы крематориев.

     В настоящее время Освенцим, и другие сохранившиеся до этого времени нацистские концлагеря переоборудованы в музеи, в которые может войти любой и ознакомиться с историей этих печально известных мест.